На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Усатый-полосатый 😺

14 340 подписчиков

Свежие комментарии

Я тебя ненавижу

Она пришла домой с чем-то серым, тощим и облезлым на руках.

- Это кошка, – объявила она.

- Лена, ты с ума сошла? – забеспокоилась я.

Дочь ничего не ответила. Существо, прижатое к её груди (к новому цветастому сарафанчику!), исторгло протяжный звук, который, видимо, следовало перевести как «Мяу!

»

- Где ты её нашла? – я почувствовала, что у меня спирает дыхание, начинают чесаться глаза и нос, но говорить старалась ровно и по возможности доброжелательно.

- На помойке, – просто сказала Ленка.

- Ты лазила по помойкам?!

- Мам, я выносила мусор.

Правильно. Она выносила мусор. Мне потребовалось два часа, чтобы оторвать её от компьютера, прочитать вдохновенную лекцию о пользе труда как социального фактора эволюции и отправить с ведром на улицу.

- А где помойное ведро? – я уперла руки в боки и насупила брови.

Чадо опешило.

- Ой…

- Вот-вот. Совсем память потеряла! – безжалостно укорила я, несмотря на то, что сама уже несколько дней забывала запастись мусорными мешками. – Живо за ведром!

- Я быстро!

Ленка поставила кошку на пол (существо нелепо растопырилось и обалдело вытаращилось на меня своими бездонными жёлтыми очами, но стояло смирно), просветила, что «её зовут Сандра», и бегом назад.

- Чтобы без ведра не возвращалась! – крикнула я вдогонку, а затем стала прикидывать, что же делать с несчастным животным.

Ну, во-первых, – подлизаться. Я присела на корточки возле кошки, опасливо провела рукой по её напряженной спине… Сандра продолжала лупиться и оставалась неподвижной. Весьма нестандартное поведение для кошки. Я нахмурилась и распрямилась. Сандра соизволила повторить свой устрашающий наглый рык.

- Вот тебе и «мау-у-у», – неумело скопировала я. – Голодная, да?

Надо заметить, что в глазах у меня щипало всё ощутимее, а по коже прошёлся зуд. Выругавшись, я поскребла запястья накладными ногтями, вследствие чего один из них отвалился. Я выругалась ещё раз и чихнула.

Тут в дверях возникла Ленка с пустым ведром наперевес. Заулыбалась до ушей и весело пожелала:

- Будь здорова, мамочка!

- Лена, послушай, – вместо того, чтобы поблагодарить, завела я. – Кошка была на улице…

- Ну и что?! – дочь инстинктивно встала в позу.

- Ну и то, что её могут искать! Вдруг она потерялась, и у неё есть хозяин?!

- Подадим объявление в интернете, – с прежней беззаботностью откликнулась Ленка, опустила ведро, наклонилась и притиснула к себе кошку. Сандра сразу как-то обмякла от её ласки и вроде бы даже заурчала. – Всё равно никто не хватится… Ванька сказал, что она давно по помойке шастает.

Кошку мы накормили, вымыли с шампунем и высушили моим феном. Объявление написали: не только в интернете, но и по ближайшим подъездам расклеили для верности. И, конечно, никто не хватился – Ленка оказалась права.

С Сандрой у них получилась любовь с первого взгляда, причём страстная и взаимная: дочка мусолила кошку в объятьях, вырезала для неё какие-то поделки, фотографировала… И недоверчивая бродяжка оттаивала, ластилась к Ленке, выклянчивала еду. И успокоено мурлыкала вечерами. А моя жизнь превратилась… если не в ад, то в нечто подобное. Находясь дома, я чихала через каждую минуту, у меня из носа капало, как из неплотно завинченного крана, а запястья и кисти рук от постоянных расчёсов стали красными, и местами на них проступали капельки крови. Перед сном подкатывало удушье, принося с собой панической ужас, от которого не спасали никакие противоаллергические препараты.

Ленка видела, как я мучаюсь, и молча страдала. Я тоже страдала. Не столько из-за физических неудобств, сколько оттого, что понимала: дочери плохо. Наверное, ещё хуже, чем было мне, когда пришлось расстаться с купленным на рынке котёнком, так как выяснилось, что на кошачью шерсть у меня аллергия. Больше двадцати лет минуло, а я до сих пор помню, как билась в истерике, чуть ли не материла родителей и никого не хотела слушать, разлучаясь со своим ненаглядным хвостатым чудом. Между прочим, мой котёнок был практически тёзкой Сандры, только звала я его на русский манер – Сашкой. Да, Сашка… Тёплый комочек с вибрирующим горлышком, несбыточная мечта детства… Теперь-то я осознаю, что родители поступили верно: здоровье ребёнка превыше всего. Но, вопреки законам логики, та давняя обида засела в моём нутре распроклятой занозой. Нет-нет, да и кольнёт ненароком.

Словом, могла ли я заявить дочери, что, дескать, органически не переношу кошек (и так ясно…), и поэтому Сандру нужно куда-то сплавить? Вряд ли.

Однажды я вернулась с работы и пораньше и, не успев разуться, почуяла: в доме что-то не так. Сердце ухнуло, и я воззвала с порога:

- Лена!!

- Чего? – дочка неохотно выползла в прихожую.

Набычившаяся, в небрежно расстегнутой домашней рубашонке и сбившихся на талии шортах.

- А где Сандра? – удивилась я, потому что отсутствие на руках у дочери кошки было фактом довольно-таки подозрительным. – Ну?! Не молчи!

Ленка сопела себе под нос. Потом призналась:

- Я её подарила.
- Кому?

- Ванькиной тётке. Она кошатница.

- Но зачем?! – глупо спросила я.

- У тебя же аллергия, – неописуемым тоном объяснила дочь.

Я выдохнула. Добрая моя девочка… Господи, какой же она была маленькой! Какой же беззащитной и славной! У меня слёзы подступили к глазам (но это наконец-то была не реакция на шерсть!), хотя сама Ленка, как ни странно, не плакала. Только по-прежнему сопела. А когда я собралась ее обнять, пригладить взлохмаченные волосы и нашептать на ухо миллион нежностей, дочь отстранилась, взглянула на меня неузнаваемо… И сухо, по-взрослому выговорила:

- Я тебя ненавижу.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх